Золотые имена: Милявский Анатолий Исаевич

Милявский Анатолий Исаевич

(15 января 1925 — 25 марта 1995)

 

«Когда же ты, подняв завесы век,

Увидишь, что мы братия все по сути,

Когда — же ты прозреешь, Человек,

И оправдаешь муки Иисуса».

(А.И. Милявский, «Полукровки»)

Анатолий Исаевич Милявский… Это имя навеки вписано, в историю Крымского полуострова. Врач… Профессор… Поэт…. Весь его жизненный путь неразрывно связан с солнечным Крымом. Он родился в Симферополе 15 января 1925 года в семье медиков и, имея перед собой пример отца — доцента кафедры дерматовенерологии Крымского медицинского института, выбрал профессию врача. Но вместо прекрасной студенческой поры, полной надежд, «страсти нежной» и анатомии, пришла совсем другая юность, тревожная и боевая:

«В казарме — плакаты на лестничных клетках.

Каптерка — в подвале, дневальный в углу…

Для многих, как я, восемнадцатилетних,

Война начиналась сначала в тылу».

(А.И. Милявский «Юность»)

Грозными военными тропами шел молодой человек, познавая мир:

«Мне исполнилось двадцать

Пятнадцатого января.

Я надвинул ушанку,

Подбородок потрогал шершавый.

Мы спускались к реке.

Догорала за дымом заря.

Я увидел Варшаву».

(А.И. Милявский «Варшава»)

Взрывались снаряды, дымились минные поля, замерзали моторы на ИЛ-ах — всё это годичными кольцами легло на сердце юноши и осталось там на всю жизнь. Это была великая беда и великая школа. Там встретились первые друзья, там пронзили болью сердце первые, ни с чем несравнимые потери, там, вечерами после бомбёжки были написаны первые стихи:

«А утром в бой их подняла опять.

Черкнув по небу, дымная ракета…

Но знал солдат, что будет он писать

Ведь на войне поверили в поэта»

(А.И. Милявский «Испытание»)

Вместе с 1-м Белорусским фронтом Анатолий Исаевич дошёл до Берлина.

Наконец начались долгожданные студенческие годы. И как будто не было войны, а всегда только это безбрежное, полное учёбы и любви студенческое счастье:

«И куда-то далёко тропинка зовёшь.

Смотрит пристально ночь молодыми глазами.

II тревожно и радостно сердце поёт

Про июнь,

про любовь

и про близкий экзамен».

Ступенька за ступенькой вверх, и в 1950 году медицинский вуз закончен с заслуженным крас­ным дипломом.

Но поэтическая муза не покидала молодого вра­ча. Она прошла с ним рядом по военным тропам до Берлина, она учила с ним кости по ночам в анатомке, сидела у постели больного, незримо витала в зале во время защиты кандидатской в 1955 году и докторской — в 1971 году диссертаций. Она не давала жить спокойно. Тонкая чувствительная душа Анатолия Исаевича открывалась, как цве­ток, навстречу красоте, болью откликалась на каждую несправедливость. И всё это, и боль и любовь сплеталось причудливым венком в его сердце.

То был необыкновенный человек. Кто хоть раз встречался с ним, помнит его светлую, солнечную улыбку, пристальный взгляд умных, все понимающих  глаз.

Очень болезненно реагировал Анатолий Исаевич на политизацию литературы в советские времена.

 Хотелось писать лирику, воспевать нежность, любовь, красоту природы, родной земли, но…

«Я для вас звеню рябин монистами.

Отражаюсь в утренней росе…

Все поэты стали публицистами,

Жаль, что я такой же, как и все».

(Л.И. Милявский)

Под руководством Анатолия Исаевича Милявского, профессора кафедры кожных и венери­ческих болезней, были написаны кандидатские диссертации, он вёл большую консультационную работу, редактировал институтскую газету «За медицинские кадры», был руководителем студен­ческого литературного объединения, членом Совета библиотеки.

Мы запомнили Анатолия Исаевича, сидящего в маленьком уютном кабинете, за письменным сто­лом, на котором стоит печатная машинка. Он любил приходить на кафедру ранним утром, ког­да ещё никого не было и творил.

За этим столом были написаны оставшиеся для поколений поэтические сборники: «Заре на­встречу», «Горный ключ», «Рассветы в пути», «По­коление», «Перевал», «Крымские этюды», книги для детей «Артек», «Про Федю Боброва», «На воде и под водой»,  проза: «Самолёты летят на запад», «Оке­анский пляж», «Небо зовёт», «Далёкое зимнее небо».

Когда, после напряженных будней на кафедре собирались сотрудники, чтобы отпраздновать ка­кие-нибудь знаменательные даты, Анатолий Исаевич был той самой душой, без которой не мо­жет быть настоящего застолья. Он очень тонко шутил, был необыкновенным рассказчиком анек­дотов, читал стихи, произносил тосты, каждый из которых запоминался всем присутствующим, и частенько его просили повторить тост или анекдот «на бис». Он умел говорить, но и слушал он также необыкновенно. Весь превращался но внимание, и на его лице было выражение тако­го неподдельного интереса к собеседнику, что тому казалось, нет важнее на свете дела, чем его. Это очень важно для врача — уметь слушать. Люди доверяли профессору Милявскому, он был для них незыблемым авторитетом.

Анатолий Исаевич совершенно удивительно чув­ствовал природу, любил её, она была неиссякае­мым источником поэтического творчества:

«Мы стали немощны и хилы.

 Диагноз ясен без врача:

 Нам не хватает хлорофилла

И шума горного ручья.

Давно, скажите,  удавалось

Вам и босиком уйти в поля,

Чтоб между пальцев набивалась

Простая чёрная земля»

(А.И. Милявский)

 

Больше двадцати лет нет с нами доктора медицинских наук, профессора, поэта, писателя, драматурга, светлого солнечного человека Анато­лия Исаевича Милявского. Каждый год мы, его ученики, приходим на могилку к его памятнику, приносим цветы, сидим и вспоминаем. Вместе с нами, теми, кто знал и любил его, приходят молодые сотрудники  нашей  кафедры,  и мы  рас­сказываем им о Милявском.  Почти десять лет спустя рядом с памятником Анатолия Исаевича появил­ся маленький холмик земли. Это Елена Петровна воссоединилась со своим .любимым, теперь уже навсегда.

В эти дни наш медицинский университет праз­днует своё восьмидесятилетие. Когда челове­ку 85 -это период зрелости. Уже накоплен с годами определенный опыт и знания, но безжалостное время накладывает свой отпечаток па внешность человека, рисует морщины на его лице, красил белым цветом волосы. Хотя Ана­толий Исаевич Милявскпй писал:

«Не нужно вас разглаживать морщины

вы врезаны недаром на челе

похожи вы на вырубы в скале

которыми идут к своей вершине.»

В аудиториях слушают лекции молодые люди в белых халатах. Всё, как много лет тому назад:

«Песни поют на Салгире,

Ходят с подружками вместе…

Всё повторяется в мире,

Всё — и любовь, и песни».

(А.И. Милявский)

Пройдут годы и многие из них станут извест­ными на всю страну профессорами, а может быть поэтами, писателями, медицина побуждает к творчеству. Конечно же, для этого нужны проч­ные знания медицинской науки и в нашем вузе есть, кому её преподать.

Но не может быть у человека настоящего буду­щего, если он не знает своих корней, не знает, как всё начиналось, не знает тех, кто был до него, кто учился и работал в этих стенах, кто просла­вил наш университет и кем теперь он гордится. Пусть в эти дни каждый расскажет свою исто­рию об учителях, о людях с которыми свела судьба, которые внесли своп вклад в историю нашего вуза, для того, чтобы помнить и знать.

А мы гордимся тем, что можем рассказать о про­фессоре Милявском, прекрасном человеке, писа­теле, поэте, драматурге. Гордимся, что он был рядом с нами, работал, любил, творил, жил своей обычной человеческой жизнью, не думая, что она станет частью славной истории Крымского меди­цинского университета.

Давайте лишь на одну минутку остановимся в своём беге прямо сейчас. Лишь только всего на одну маленькую минуту отложим все очень нуж­ные дела и помолчим, склонив голову. Это бу­дет минута памяти Милявского. И прислушаем­ся то ли к себе, то ли ко Вселенной и простим всех и себя. А потом продолжим все свои очень важные дела. И может быть они станут после этого хоть чуть-чуть другими:

«Ранним утром па берег выйди,

 II в глубинах твоей души

Превратятся зубцы обиды

 В безобидные голыши».

(А.И. Милявский)

                 Анатолий Исаевич Милявский посвятил слова любимому Симферополю, на которые Леонид Хейфиц-Поляковский написал музыку.

                                                                    Песня о Симферополе

Ты возникаешь неповторимо:

Вокзал ажурный небесный простор…

Мой Симферополь – ворота Крыма!

Белый мой город у солнечных гор!

Но распрощавшись с вокзальной аркой,

Ты к южным пляжам не торопись:

По следу песни хоть раз пройдись.

Ты к южным пляжам не торопись:

По следу песни хоть раз пройдись.

 

Встретишь проспектов светлую ширь,

Курганов древних таинственный вал,

В ивах плакучих брега Салгира,

Что даже Пушкин не забывал.

И встанет море вдали незримо,

И белых чаек крутой полет…

Мой Симферополь – ворота Крыма

Тебе прощальный привет пошлет.

Мой Симферополь – ворота Крыма

Тебе прощальный привет пошлет.

доц., к.м.н., Г.А. Винцерская, доц., к.м.н., М.В. Нгема, доц., к.м.н., Д.В. Прохоров, кафедра дерматовенерологии и косметологии